Последний номер:
20 Марта 2020 года
16+
Сибирский Характер
информационный портал о сибиряках, которыми мы гордимся
«Сибирь неминуемо чувствуют в себе даже те, кто никогда в ней не бывал и находится вдали от её жизни и её интересов»
Валентин РАСПУТИН

Архив номеров

пнвтсрчтптсбвс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
       

Опрос

Что, на Ваш взгляд, является основной чертой истинно сибирского характера?
Результаты

ВСЯ ЖИЗНЬ - ВО ВНУТРЕННИХ ВОЙСКАХ

 

  Для Владимира Алексеевича Кузнецова проблема выбора профессии никогда не стояла. С детства он точно знал — мужчина должен служить в армии. Как служили отец и братья. Совсем мальчишкой провожал он отца и брата на фронт, а потом встречал с войны отца-инвалида. Бережно хранится в семье письмо с фронта от командира взвода, полученное в 1943 году. Единственный документ, подтверждающий гибель старшего брата. Он погиб, защищая Родину.

   Быть защитником Отечества для мальчишек послевоенных лет было не просто святым долгом, но и желанным делом. И когда в 1954 году Владимир окончил школу, то попросил в военкомате направление в военное училище. Направили его в Саратовское училище МВД. Так началась военная судьба Кузнецова.

   В 1957 году он окончил училище по первому разряду. Ему, отличнику, предлагали на выбор несколько округов. Выбрал он Сибирь. И получил своё первое назначение — командиром взвода в учебный батальон.

  -  Здание старой школы стояло на Пролетарской, — вспоминает полковник в отставке Владимир Алексеевич Кузнецов. — Тогда оно было новым, в нём мы и служили. Готовили командиров отделений, сержантов. Учебный период у нас был 9 месяцев, служили-то тогда по три года. А за это время многое можно было сделать. Из хиленького мальчонки, который ничего не мог и не умел, делали бойца. Каждый день занятия — физическая подготовка, боевая, и всюду — с личным составом, учили своим примером.

   Конечно, бывало трудно. Но я никогда не боялся трудностей. Помню, в тире пристреливал шестьдесят карабинов и... оглох. Ничего не слышал недели две, потом вроде отошло, вернулся слух. До следующей контузии.

   Четыре года я прослужил в учебном батальоне, и меня назначили командиром роты в Алейск, под Барнаулом. Стояла там отдельная рота, охраняла 17 объектов. И два офицера — я и мой заместитель…

   Когда получал назначение, заместитель командира дивизиии полковник Шаповал меня «благословил»: лёгкой жизни, мол, не жди, рота запущенная, из ста человек 98 можно посадить сейчас, а двоих чуть позже. Но ты молодой, ты справишься... Конечно, молодой, мне было 24 года! - Владимир Алексеевич вспоминает свой приезд в ту роту и улыбается, - Приехал я к новому месту службы, переночевал в казарме, утром глядь: личный состав весь поразбежался, никакой зарядки, никакого построения... Правда, к завтраку все снова собрались. Потом вооружились и пошли на службу.

   Разброс объектов у нас был 50 километров, из техники — мотоцикл и хромая кобыла. На один объект караул в составе 13 человек вёл 700 жуликов, на другой семеро конвоировали  400. Пешком около километра два раза в день, на работу и обратно.

   Начал я потихоньку порядок наводить. Утром соберу отделение, проведу с ними занятие по строевой подготовке, назавтра — с  другим…

   Разбил роту на взводы, подобрал сержантов из числа контролёров — я их до сих пор помню, моих алейских сержантов, — назначил нештатными командирами взводов, вёл воспитательную работу, писал письма родителям, общие собрания роты проводил, привлекал личный состав к обсуждению насущных проблем...

   Рота в числе прочих объектов охраняла сахарный завод, жили в казарме саманного типа, отопление — свекольный пар, тесно, душно.

  Пошёл я к секретарю райкома, говорю: вот Целинстрой сдаёт объект, нельзя ли нам туда казарму перевести? Он говорит – почему нет, переезжай. Я на выходные поставил на объект охрану, и в воскресенье рота переехала в новый тёплый двухэтажный дом. На втором этаже — спальные помещения, на первом пищеблок, комнаты хранения оружия, склады… Отопление своё, кочегарка, в которой расконвойники работают. Красота! Это тоже свою роль сыграло. Народ стал понимать, что такое армия, что такое дисциплина.

  Я особое внимание обращал на занятия по боевой подготовке, каждое воскресенье обязательно на стрельбище личный состав выводил. Плановые занятия, повышение роли сержантов и комсомольской организации, работа по улучшению условий службы и быта, сплочению коллектива — принесли результаты. Через год рота стала лучшей в части.

   А через три года командира перевели на другую отстающую роту. Уже в Барнауле. И пришлось всё начинать сначала.

  В 1965 году Владимира Алексеевича назначили помощником начальника отделения боевой подготовки полка.

  Начинать пришлось с создания учебно-материальной базы, строительства спортивных городков и плаца, создания городка тактико-специальной подготовки. Он занимался  планированием и организацией боевой подготовки, проводил инструктивные занятия с офицерами, контролировал эффективность и регулярность проведения занятия с личным составом. Это была его стезя, его дело: учить, вести за собой, планировать и воплощать.

  После окончания Академии имени Фрунзе он вновь вернулся туда, откуда начинал службу, — в учебный полк на Пролетарской. Теперь уже в должности начальника штаба.

  - Это была знакомая служба, — вспоминает Владимир Алексеевич, - но иным стал объём работы. – Я отвечал за планирование и организацию учебного процесса. Учил командиров взводов, воспитывал сержантов: проводил инструкторско-методические занятия. Было организовано соревнование между командирами взводов, практиковалось проведение открытых уроков, где лучшие, опытные офицеры на практике показывали молодым, как более эффективно донести до курсантов необходимые знания. Я всегда старался предоставлять подчинённым возможность проявить инициативу и в то же время чётко, по пунктам контролировать работу. Старался заинтересовать людей. В учебном подразделении особое внимание мы уделяли спортивной работе. Проводили спартакиады, лыжные соревнования, состязания по гимнастике, тяжёлой атлетике. Участие в этих соревнованиях принимали все — и курсанты, и сержанты, и офицеры.

   Он и сам постоянно учился, прекрасно понимая, что наибольших успехов можно добиться, сочетая жёсткий контроль с личным примером. Эти принципы работы стали фирменным знаком Кузнецова — он всегда мог не только рассказать, но и показать, не только потребовать, но и научить, объяснить.

   В 1969 году ему предложили должность заместителя командира полка. Того самого, который на итоговой проверке получил оценку «неудовлетворительно». Нужно было восстанавливать дисциплину, организовывать боевую подготовку, налаживать службу. В экономике есть такое понятие — антикризисное управление. Именно этим, по сути, и пришлось заниматься вновь назначенному командованию полка во главе с полковником Григорием Михайловичем Вдовенко.

  - Я был первым заместителем командира, - вспоминает полковник в отставке Владимир Алексеевич Кузнецов, –  курировал боевую подготовку. Это огромный пласт работы. Я планировал расписание занятий так, чтобы каждое подразделение не реже раза в месяц выезжало на стрельбище, требовал строгого соблюдения графика. Вот на этом самом плацу на улице Фрунзе, где сегодня располагается штаб регионального командования, дважды в неделю проводились разводы. Полк был большой, численность высокая, ещё и дважды в год в наш учебный пункт набирали молодых солдат для всех частей, порядка семисот человек. И нужно было всех обучить, поставить в строй. Не просто научить ходить строем и привить понимание армейской дисциплины, но подготовить обученного бойца, способного качественно выполнять боевые задачи.

  Здесь, в полку он получил вторую контузию.

  - На метании боевой гранаты солдат не рассчитал и бросил гранату назад. Лейтенанта, который растерялся, я оттолкнул, а сам уже не успел отскочить. Граната разорвалась в метре от меня. И вот ведь, что значит судьба... Меня ни одним осколком не задело! Но контузило, снова оглох. Полностью слух так и не восстановился.

    Очередной важной задачей для меня стало создание учебной базы. Мы начали в посёлке Горный строительство учебного городка. Построили летнюю столовую, куда мог одновременно зайти весь личный состав учебного пункта, строевой плац, городок тактико-специальной подготовки, полосу препятствий. Также нужно было построить казармы, создать все необходимые для нормального солдатского быта условия. Организовать и наладить чёткую систему, которая бы позволила переломить ситуацию, вывести полк из отстающих. Это была тяжёлая, кропотливая работа. Но через пять лет во время проверки полк получил оценку «хорошо».

  Я до сих пор помню, как после подведения итогов главнокомандующий внутренними войсками генерал армии И.К. Яковлев удивлённо спросил:

  - Как вам это удалось?

  Но как можно пересказать свою работу? Главное — удалось!

   Затем были новые этапы карьерного роста — начальник отделения боевой подготовки дивизии, командир полка в Душанбе. Полк в течение трёх лет был передовым в дивизии.

   В 1979 году полковнику Кузнецову предложили должность заместителя начальника НВВКУ. И он снова выбрал Сибирь.

   - У меня было шесть выпусков лейтенантов, - улыбается Владимир Алексеевич, - училище три года становилось передовым в Союзе, ему вручили и оставили на вечное хранение переходящее Красное знамя. Сегодня многие мои выпускники — полковники, есть и генералы.

  В 1980 году во время проведения Олимпиады в Москве на базе училища был сформирован сводный полк, перед которым стояла задача по охране Олимпийской деревни. Я был назначен его командиром. Мы несли караульную службу по внешнему периметру, выставляли 75 постов. Смена караула происходила на автобусах, и чтобы успеть сменить все посты, курсантам приходилось выпрыгивать на ходу, смену забирали на обратном пути. Размещались мы в двух типовых школах неподалёку от охраняемого объекта. Начальниками караулов заступали командиры батальонов. Охрана Олимпийской деревни была комплексная. Внутри несли службу курсанты моего родного Саратовского училища.

  Это была очень ответственная задача и люди это понимали. Международная обстановка тогда, в 1980-м, была достаточно напряжённой, и требовалось исключить возможность любого скандала, любых беспорядков во время проведения Олимпиады.

 Предпринятые меры безопасности и уровень охраны спортсменов на Московской Олимпиаде высоко оценили и спортсмены, и службы безопасности разных государств.

  По итогам этой командировки за образцовое выполнение боевых задач и организацию службы полковник Кузнецов был награждён орденом Красной звезды.

   А потом снова была повседневная служба — строительство стрельбищ и учебных городков, плацев и учебных классов. Очень многое из того, чем и сегодня славится региональное командование, начиналось с его подачи, под его руководством.

  - Я всегда считал, что командир должен подавать пример, - улыбается Владимир Алексеевич, - уже в округе служил, мне 56 лет было, но угнаться за мной даже молодым офицерам было сложно. Десять километров на лыжах коньковым ходом я проходил за 48 минут.

   В 1993 году начальник отдела боевой подготовки Сибирского округа внутренних войск  полковник Владимир Алексеевич Кузнецов вышел в отставку. Но это вовсе не значит, что его перестали интересовать проблемы развития войск, которым он отдал сорок лет жизни. Владимир Алексеевич принимает деятельное участие в мероприятиях, проводимых  командованием. Он — один из активистов ветеранской организации, всегда готов поделиться своими знаниями, опытом, наработками. Ветеран и сегодня в строю.

                                                                                                                                                                                                                                                                Евгения БУТОРИНА

ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ